Основатель окинавского стиля Наха те, который позднее стал известен как Годзю-Рю, Хигаонна Канрё, родился 10 марта 1853 года в селении Нисимура («Западный посёлок»), являвшимся одним из районов города Наха. Он был четвёртым сыном Хигаонны Канрё и его жены Макадо. Всего в семье было восемь детей, семеро сыновей — Канпу, Кансё, Канкаи, Канрё, Канрю, Канэй, Кантё — и дочь Мацуру. Несмотря на то, что он не был гигантом, Канрё отличался от природы хорошим здоровьем и с юных лет проявлял интерес к воинским искусствам. С малолетства он помогал отцу в его работе, а поскольку старший брат был очень болезненным ребёнком (второй и третий по старшинству братья умерли младенцами), ему приходилось работать наравне с взрослыми. Хигаонна-старший владел небольшим морским судном, джонкой, и торговал бытовыми предметами первой необходимости, курсируя между мелкими островками, расположенными недалеко от Окинавы. У Канрё был родственник, двоюродный брат по имени Хигаонна Канъю (1848-1922), который был на пять лет его старше и занимался воинскими искусствами. Канъю жил в Хигасимура (Восточный посёлок), поэтому для того, чтобы различать их, им дали прозвища по месту жительства. Канъю звали «Хигаонна-Восток», а Канрё — «Хигаонна-Запад». Впервые к занятиям воинскими искусствами Канрё в 1867 году приступил под руководством мастера Сэйсё Арагаки (второе прочтение его фамилии — Ниигаки) (1840-1918 (или 1920)) по прозвищу «Мая», что означает на окинавском диалекте «Кот». Чуть более трёх лет Хигаонна обучался у него. В 1870 году наставника вместе с официальными лицами отправили в Пекин (Арагаки был переводчиком). В 1867 года 24 марта, во время праздничного приёма, устроенного в честь приезда саппуси (китайского посла) Чжао Сина (он оказался с последним официальным визитом китайских дипломатов в королевство Рюкю), Арагаки вместе со своими учениками делал показательные выступления в замке Сюри, точнее в его восточном саду «О-тяя годэн». В честь китайского посланника Чжао было решено подготовить целое мероприятие. Взор дорогого гостя должны были услаждать не только танцоры, исполнявшие национальные танцы, и барабанщики, но и воины, обязанные продемонстрировать своё умение убивать. Возможно, в тот день Хигаонна впервые увидел своего первого учителя, и попросился к нему в ученики. У кого занимался Арагаки, точно неизвестно. Фунакоси Гитин писал, что учителем его был мастер Вай Синдзан (по-китайски Ван Синцзян), о котором нам ровным счётом ничего не известно. Но, зная, что он несколько раз выезжал в Китай, мы можем предположить, что у него был не один наставник, а несколько. Наш современник Фудзивара Рёдзо писал, что Арагаки уехал в Китай вместе с вышеупомянутым китайским послом Чжао Сином. Арагаки преподавал Лохань-цюань (Ракан-кэн по-японски) — Стиль Архата (Архат — «Будда после Будды», то есть человек, достигший просветления после Будды). По профессии Арагаки был переводчиком с китайского и служил при монаршем дворе Рюкю (Рюкю — название королевства, центральным островом которого была Окинава). Чуть более трёх лет Хигаонна обучался у него, пока в 1870 году наставника вместе с официальными лицами не отправили в Пекин. Нельзя с точностью утверждать, чему именно обучал Арагаки, но, по мнению многих современных мастеров, Хигаонна уже за этот короткий срок получил довольно обширные знания в исскустве боя. Перед отбытием за море Арагаки представил своего талантливого ученика своему другу, эксперту кэмпо Кодзё (окинавское написание имени — Кугусуку) Тайтэю (18371917гг) (он известен по прозвищу Гокэн Танмэй, что означает «старик с тяжёлым кулаком») и другу семьи Удуну Ёсимуре Тёмэю (1830-1898гг). Знакомство с ними должно было обезопасить путешествие в Китай, которое юный Хигаонна решил предпринять, и избавить от беспокойств по поводу поиска жилья в чужой незнакомой стране. Кодзё снабдил Хигаонну рекомендательным письмом к своим родственникам, которые жили в Фучжоу. Кодзё Тайтэй являлся мастером воинского искусства, точнее семейной его ветви, которая уже в XX веке оформилась как клановая школа каратэ — Кодзё-рю. Члены семьи Кодзё (китайское прочтение фамилии — Цай) были выходцами из Китая, которые в 1392 году по приказу своего императора образовали поселение «Тридцати шести семей» в Кумэ на Окинаве. Они сохранили связи с родственникам на материке — в портовом городе Фучжоу, где один из них — Кодзё Кахо (1849-1925) имел собственное доджо. Под началом Кодзё Тайтэя Хигаонна и провёл всё время до отбытия в Китай. Нет ничего удивительного в том, что этот учитель впоследствии порекомендовал парню заниматься в доджо своего родственника. А Ёсимура Тёмэй был правительственным чиновником и часто выезжал по государственным делам в «Срединную империю», как раньше называли Китай. Он представил Канрё владельцу судна, на котором юноша направился в путешествие. Корабль достиг берегов побережья материка через восемь дней пути. Хигаонна Морио, основываясь на рассказах старых мастеров Годзю-рю, утверждает, что старший Хигаонна, то есть отец Канрё, погиб в жестокой драке, поэтому Канрё намеревался отомстить обидчику и делал ставку на своё мастерство, которое намеревался повысить в результате поездки в «Мекку воинских искусств» — Китай. В марте 1873 года Канрё направился в Поднебесную (Хигаонна Морио утверждает, будто 16-летний Канрё убыл в Фучжоу в ноябре 1868 или 1869 года). В этом портовом китайском городе он жил в общине выходцев с Окинавы, которая называлась Рюкю-кан (Рюкю-кан — буквально «Рюкюский дом» являлся официальной торговой колонией). Хигаонну тепло встретил и принял Танпу Танмэй, управляющий дома гостиничного типа, построенного в районе выходцев с Рюкю, Се Чжонсянь. Легенды, пересказанные старыми мастерами каратэ, гласят, что Хигаонна провёл в Китае не то десять, не то пятнадцать лет. Опять-таки согласно туманным повествованиям, его учитель по происхождению был дворянином, но его предки не были богаты. Кто-то считает, что он был родом из знатной и богатой семьи, которая по воле судьбы стала жертвой политических противоречий, а кто-то, что он был военнослужащим в отставке, которого по каким-то причинам отстранили от службы и сослали в Фучжоу. Выдвигаются предположения и том, будто он был каменщиком, ремесленником, или даже торговцем лекарствами. Наиболее распространённой версией является та, согласно которой мастер Рюрю Ко, как рассказывают, был пожилым человеком, занимался плетением корзин из молодых побегов бамбука, и жил в двухэтажном здании. Но в 1988 году состоялась встреча мастеров окинавского каратэ и китайского у-шу из Фучжоу. По приглашению китайской Спортивной Ассоциации этого города прибыла делегация, в числе многочисленных участников которой были также Хигаонна Морио (ныне 9 дан Годзюрю, глава IOGKF), Оцука Тадахико (также специалист Годзю-рю, руководитель организации Годзю-Кэнся Каратэ-до, 8 дан) и австралиец Патрик МакКарти, руководитель организации «Общество изучения Рюкюского каратэ». Именно они опубликовали данные, предоставленные китайскими коллегами, в том числе и касающиеся личности некоего мастера Се Чжонсяня (родился в июле 1852 — умер в феврале 1930). И некоторые из этих исследователей ухватились за эту теорию, что называется, обеими руками. По данным Ассоциации ушу г. Фучжоу, Се был сапожником и был основателем стиля «Кричащий журавль». «Рюрю» было его прозвищем, которое означает «продолжать», а «Ко» — «старший брат». Ещё мы знаем, что Се Чжонсянь, то есть Рюрю Ко, был учеником мастера ушу Пань Юбы, который в свою очередь обучался у Ли Cиньшаня, специалиста стиля Белый Журавль (Байхэ-цюань). Итак вторая версия гласит, что Рюрю Ко — это мастер китайского ушу стиля Кричащий Журавль. Он был всего лишь на год старше Хигаонны и является ему скорее старшим братом, нежели учителем в обычном понимании этого слова. Именно часть его имени «Ко» означает «старший брат». Так в китайских школах воинских искусств почтительно обращались к человеку, которого больше уважали, и кто был выше по уровню мастерства. При этом Хигаонна начал постигать секреты ушу под его руководством только в 1877 году, то есть через четыре года после того, как прибыл в Фучжоу. Скорее всего, он всё это время занимался в доджо Кодзё Кахо. Патрик МакКарти предполагает, что его учителем на тот момент мог быть и Иваа, и Вай Синдзан (Ван Синцзян), которого устная традиция называет почему-то помощником Рюрю Ко. Но вот о Ван Синцзяне и Иваа нам пока ничего толком не известно. Кем они были, чем занимались? Ответа, к сожалению, нет. Оставив в стороне дискуссию о том, кем на самом деле был Рюрю Ко, обратимся к историям о пребывании Хигаонны Канрё в Поднебесной. Обычно считается, что Хигаонна помогал Рюрю Ко, поэтому жил на первом этаже дома мастера. Он поднимался вместе с восходом солнца и начинал тренировку с ката Санчин (Саньчжань), тогда как наставник наблюдал за ним и исправлял его. Канрё так же тренировался в группе учеников своего учителя. Хигаонна Морио, рассказывая о тренировках Канрё, упоминал, что кроме ката тот изучал технику шуай-цзяо, китайской разновидности борьбы, упражнения с традиционными приспособлениями для развития физической и внутренней силы (такими как чиси, саши-иси, макивара и так далее), а также приёмы раздела какиэ (упражнения, подобные известным «толкающим рукам» китайского ушу). Изучались также приёмы раздела нэ-вадза, то есть защиты, лёжа на земле. Свободного спарринга, как утверждает Хигаонна Морио, не практиковалось. Вместе этого Рюрю Ко давал и все выше названные упражнения, и много других. Так, например, он часто велел ученикам лезть в большую бамбуковую корзину, где ученики пытались применять друг на друге различные приёмы. Это должно было обеспечить им получение навыков боя в ограниченном пространстве. Ещё Морио Хигаонне довелось слышать рассказы о том, как проходили тренировки у Рюрю Ко. Если верить им, Рюрю Ко, по сведениям Морио Хигаонны, зарабатывал на жизнь тем, что строил кирпичные дома, и, кроме того, плёл корзины и всяческие предметы быта из бамбука. Однажды, к нему заявился молодой человек, возомнивший себя мастером рукопашного боя, и, намереваясь не то вызвать на бой Рюрю Ко, не то просто похвастать своей силой, схватил толстенный бамбуковый шест, и, напрягшись, переломил его пополам. Хигаонна Канрё, присутствовавший при этом, только открыл рот: это была демонстрация невиданной силы! Но и Рюрю Ко был не промах. В ответ он взял такую же бамбуковую палку и, чтобы вы думали? Он её разорвал! Не поломал, а именно разорвал, растягивая в стороны за разные концы! Вот такую историю довелось слышать господину Морио Хигаонне. Ещё в своей книге «Traditional Karate-do: Okinawa Goju-ryu» он написал, что Канрё представлял доджо Рюрю Ко на соревнованиях между различными группами ушуистов. Вот только они не дрались, а показывали ката Санчин (Саньчжань), после чего старшие мастера совещались и выносили решение. Единогласно победил Хигаонна. Кроме рукопашного боя Рюрю Ко, по сведениям Хигаонны Морио, был ещё и знатоком медицины и обучал этим премудростям и Канрё. Кстати, в связи с медицинскими познаниями мастера существует дошедшая до нас мрачная история, пересказанная опять-таки Морио. Один из учеников Рюрю Ко возвращался домой, в свою провинцию, и поэтому случаю устроил прощальную вечеринку, которая проходила на джонке. Народ веселился от души, не отказывая себе в вине. Наконец джонка пристала к берегу, и участники праздника стали по одному выпрыгивать на берег. Виновник торжества решил проверить мастерство своего учителя (придёт же такое в голову!) и, когда тот ступил на землю, попытался нанести в глаза удар кончиками пальцев. Рюрю Ко мгновенно среагировал, уклонился от удара и контратаковал нападающего в область мочевого пузыря. Понимая опастность такого удара, учитель прописал испытателю пить травы, и предупредил о необходимости избежать последствий травмы. «К сожалению, ученик не последовал совету наставника, — пишет Хигаонна Морио, — и по прибытии домой скончался».